Отсроченный серпантин

серпантин

Горящий бензовоз адовым тараном рвался вниз по склону. В посеченной осколками кабине моталось обмякшее, дымящееся тело водителя.
На повороте тягач грозил воткнуться в выступ скалы и заблокировать проход колонне. Если его немного довернуть, то цистерна по инерции уйдет под откос и дорога останется свободной.

Скорость наливник не набирал, тормозили поврежденные колеса, но и не останавливался из-за инерции полных цистерн.

Граната, причитавшаяся передней БМД, прошла мимо и грохнула рядом с наливником. Взрыв убил водителя и повредил двигатель тягача. Два передних броневика охранения успели проскочить за скалу и оказались почти не досягаемы для духов, но своим помочь не могли.

Васьков нырнул в люк, гусеницы, кроша камни, развернули машину на месте.
— Прости, Петруха, — выдохнул Степан и направил БМД на сползающий по откосу МАЗ.

2

Ночь прошла быстро, и заработать удалось хорошо. Вообще, многие таксисты любят работать ночами, по выходным и праздничным дням. Клиент чаще пьяный и обычно щедрый. Последнего пассажира пришлось везти на окраину. Он расплатился час назад.

Степан вырулил к конечной остановке автобусов и припарковался за десяток метров до нее. Заглушил двигатель, вылил остатки кофе в кружку и потянулся.
Порожняком ехать не хотелось, и он решил подождать, лелея надежду о случайном клиенте. Сон заграбастал Васькова вероломно, невзирая на крепкий кофе и сигарету.

Он дернулся и открыл глаза. Март лениво решил начаться снегом. Пасмурное небо объявило новый день. Устроившись удобнее за рулем отживавшей свой век «Волги» Степан закурил.
Рация умерла, но прикосновение к тангенте доказало обратное.
— База, двести пятому, — пробормотал в микрофон Васьков.
— Да Степа, — зашуршал динамик сонным голосом диспетчера.
— Ну, я, наверное, домой. Заказов нет.
— А что ты хотел в воскресенье утром? Вечером народ поедет. Отдыхай Степ, спасибо за работу.

3

За минувшие двадцать лет тот бой снился Степану несколько раз, и обязательно в течение пары дней происходила неожиданность, чаще неприятная. Теперь предвкушение заслуженного расслабона смешивалось с досадным ожиданием, и мысли возвращали его на тот серпантин.

Снова вспомнился горящий бензовоз. Тогда Степан успел ткнуть тягач своим БТРом в левое переднее колесо и тот полыхающим болидом ушел на дно ущелья, унося в неизвестность тело солдата-первогодка Петрухи.

Колонна вышла без особых осложнений и почти без потерь. Васькова представили к награде, а останки водителя наливника разведчики принесли только через две недели. Он весь уместился в вещмешке. Из прорехи по шву торчали две черные кости да часть закопченного скальпа.
Изуродованные останки в драном вещмешке, загробным Петькиным голосом с безучастной и тоскливой интонацией бормотали: «— Вы меня бросили, а я там горел. Вы меня бросили». Голос не жаловался, не осуждал. Он ужасался и не хотел верить в свершившийся факт предательства самых близких людей.

В той ситуации Васьков среагировал быстро и по сути все сделал правильно. Петруху было не вернуть, а остальным выпал шанс пожить. Но все последующие годы Степан прокручивал варианты, как можно было тогда вытащить тело парнишки, а не отправлять в крематорий.

4

От ближайшей пятиэтажки двигалась группа ребятишек. Через пять минут они заполнили остановку.
— Вот не спится детям, — думал Васьков. — Куда несет в выходной чуть свет?
Дети сложили на скамейки рюкзачки, сумочки, пакеты и стали резвиться, периодически вываливаясь на проезжую часть. Молодая учительница пыталась их успокоить, но удавалось ей это с трудом и ненадолго. Видимо предвкушение грядущей поездки совершенно одурманило ребятишек.

Через бугор перевалил одинокий автомобиль. Он мчался по пустой дороге под гору, приближаясь к остановке. В какой-то момент водитель стал притормаживать. Машину немного помотало на свежем снегу, накрывшем островки льда. Она аккуратно вписалась в поворот и, уйдя в небольшой занос, миновала остановку и «Волгу» на обочине.
— Какой дурак поставил тут остановку? — думал Степан глядя на детей и покореженные, измученные сваркой опоры навеса и ограждение.

Дорога, ведущая из пригорода, шла под неумолимым уклоном и, делая крутой поворот у самой остановки, вползала в город.
Остановочный павильон, а точнее навес из металла на четырех столбах с оградой, неоднократно становился мишенью для неуправляемого транспорта, летящего с уклона в город. Особенно в гололед. Будку ремонтировали, красили, но упорно ставили на прежнее место.

5

Васьков завел двигатель. Ждать дольше не хотелось, и смысла не было. Рассвело.
— Пять минут на прогрев и до дому, — вздохнул он, взглянув на дисплей рации. Шкала не шевелилась, эфир оцепенел. Решив еще послушать тишину и покурить, достал сигареты из бардачка.

Дети продолжали сживать училку со свету всеми способами. Мягкий мартовский снег подзадоривал последними возможностями уходящей зимы, обещая к обеду превратиться в идеальный материал для снежных баталий.
Степан посматривал на ребятню сквозь табачное облако, изредка сгоняя хоровод назойливых снежинок с лобового стекла.

Через дальний подъем лениво переполз тягач. Спуск оказался подмороженным за ночь. Покатившись вниз, машина пару раз вильнула всем телом, но водитель поддал газу, ускорился и выровнял курс.
Через минуту Степан отвлекся от детей, выбросил окурок и отметил отсутствие опыта водителя грузовика.
— Наберут по объявлению, — проворчал Васьков, — потом вытаскивай их из сугроба. Студенты.

Воскресная пустошь дороги лишила детей всякого страха. Они уже вытоптали перед остановкой площадку как у футбольных ворот и продолжали отвоевывать территорию у проезжей части. Учительница уже потеряла энтузиазм и стояла, накрывшись капюшоном.

6

— Чего творит-то, дятел? — Степан выпрямился за рулем и включил дворники на полную мощность. Струи теплого воздуха из прогретой печки не позволяли снегу скапливаться, он таял сразу и обзор не искажал.
Огромный бензовоз-иномарка приближался без намека на уменьшение скорости, оставляя за собой турбулентные завихрения, какие в кино сопровождают самолеты, ракеты и прочий воздушный транспорт. Иностранный красавец наливник создавал впечатление Боинга, уходящего в неуправляемый штопор.

Водитель мог и не знать о резком повороте у остановочного павильона, снежная пелена усугубила ситуацию. Хотя резкое торможение развернуло тягач поперек дорожного полотна, тяжелая цистерна направления не изменила и толкала его прямо. Торможение двигателем и попытки выровняться рулем ничего не дали.

Степан выскочил из «Волги», стал кричать и показывать на грузовик. Дети не слышали. Училка глянула на него, скинула капюшон. Какой-то мужик стоял в двадцати шагах от нее, что-то орал и показывал в сторону.

Раздался рев клаксона бензовоза. Учительница обернулась и застыла. Приближающаяся махина не останавливалась, лишь увеличивалась в размерах. Девушка стала пятиться, прижимая к себе попадавшихся под руку ребятишек.
— Беги, дура! Все бегите! — заорал Васьков.
Она спохватилась, стала кричать, повернулась и упала, увлекая на снег всех, кто испуганно держался за нее. Часть детей убегала по прилегающей тропинке в сторону ближайшего дома. Остальные вползли в самый дальний угол остановочного навеса.

Грузовик замедлил ход, но инерции такой махины могло хватить на пол квартала.
— Уходите оттуда! — крикнул Степан школьникам и прыгнул за руль своего такси. Прогретый двигатель мгновенно отозвался на удар по акселератору, а шипованная резина сорвала машину с места без малейшего юза.

Свернуть с дороги залитую до краев цистерну можно было и не мечтать, но достаточно лишь сократить ее тормозной путь и выиграть пару лишних мгновений для ошалевших от ужаса ребятишек.
Васьков нацелил «Волгу» в задние колеса тягача, где к нему крепилась цистерна. — Встречай, Петруха, — прошептал Степан и утопил педаль газа. Двигатель рявкнул и бросил машину вперед.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *